Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определением от 21.06.2018 оставила в силе очередное определение Арбитражного суда ХМАО – Югры и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) № А75-5718/2015 конкурсный управляющий общества с ограниченной ответственностью «Нефтехимсервис»
(далее – подрядчик, цедент) обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа –Югры с заявлением о признании недействительной сделкой договор уступки от 01.12.2015 № ДЦ-10/15 (далее – договор уступки), по условиям которого подрядчик уступил право требования задолженности к публичному акционерному обществу «Нефтяная компания «Роснефть» (заказчик, должник) в размере 41 815 382 рублей 19 копеек обществу с ограниченной ответственностью «ТЭК-ХИМ»,
и применении последствий недействительности сделки.

Определением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 10.03.2017, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2017, заявление удовлетворено, договор уступки признан недействительным, применены последствия недействительности сделки в виде взыскания с общества с ограниченной ответственностью «Танер» (правопреемник общества
с ограниченной ответственностью «ТЭК-ХИМ») в пользу подрядчика вышеуказанной суммы.

Арбитражный суд Западно - Сибирского округа постановлением от 28.08.2017 отменил указанные судебные акты в части применения последствий недействительности сделки, принял новый судебный акт в этой части, восстановив задолженность публичного акционерного общества «Нефтяная компания «Роснефть» перед подрядчиком в указанном размере.

В рамках обособленного спора судами было установлено, что между подрядчиком (цедентом) и публичным акционерным обществом «Нефтяная компания «Роснефть» (заказчиком, должником) заключен договор от 15.01.2015 № ЗБС/12-1 на выполнение работ по бурению при восстановлении скважин методом ЗБС и методом углубления забоя (далее – договор подряда).

Подрядчик (цедент) уступил право требования к публичному акционерному обществу «Нефтяная компания «Роснефть» по выполненным работам
в рамках договора подряда обществу с ограниченной ответственностью
«ТЭК-ХИМ» (цессионарий) на сумму 41 815 382 рублей 19 копеек.

Уведомлением от 17.12.2015 цедент сообщил публичному акционерному обществу «Нефтяная компания «Роснефть» об уступке, которая согласовала переход права требования к обществу с ограниченной ответственностью «ТЭК-ХИМ» (цессионарий).

Удовлетворяя заявление о признании договора уступки недействительным,
суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной инстанции и округа, руководствовался статьей 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ
«О несостоятельности (банкротстве)» с учетом разъяснений, содержащихся
в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», и исходил из того,
что оспариваемая сделка совершена без встречного предоставления.

Разрешая вопрос о применении последствий недействительности сделки,
суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что публичное акционерное общество «Нефтяная компания «Роснефть» до признания договора уступки недействительным полностью исполнило обязательство в пользу нового кредитора. Осведомленность публичного акционерного общества «Нефтяная компания «Роснефть»
о противоправной цели договора уступки и заинтересованности последней в исполнении обязательств именно в пользу общества с ограниченной ответственностью «ТЭК-ХИМ» судами не установлена.

Применяя одностороннюю реституцию в виде восстановления задолженности публичного акционерного общества «Нефтяная компания «Роснефть» перед должником, суд округа счел, что последствия в виде взыскания денежных средств с общества
с ограниченной ответственностью «Танер» могут быть применены только в случае невозможности возврата в конкурсную массу уступленной задолженности, указав
на отсутствие необходимости оценки действий не являющейся стороной оспариваемой сделки компании «Роснефть».

Разрешая кассационную жалобу публичного акционерного общества
«Нефтяная компания «Роснефть» Верховный суд Российской Федерации с выводами суда округа не огласился, определил постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.08.2017 отменить; определение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 10.03.2017, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2017 оставить в силе.

Отменяя приведенное постановление суда округа Верховный Суд Российской Федерации в определении от 21 июня 2018 № 304-ЭС17-17716 указал, что в случае признания судом соглашения об уступке права (требования) недействительным
(либо при оценке судом данной сделки как ничтожной и применении последствий
ее недействительности) по требованию одной из сторон данной сделки исполнение, учиненное должником цессионарию до момента признания соглашения недействительным, является надлежащим исполнением.

Данное правило направлено на защиту интересов должника и не подлежит применению только при условии, если будет установлено, что должник, исполняя обязательство перед новым кредитором, знал или должен был знать о противоправной цели оспариваемой сделки.

Это означает, что в случае недобросовестности должника по гражданско-правовому обязательству, право требования цедента к нему подлежит восстановлению, независимо от исполнения в пользу лица, являвшегося цессионарием по недействительной сделке.

Определение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.

Подробнее ознакомиться с материалами дела № А75-5718/2015 можно при помощи сервиса «Картотека дел» на сайте Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры hmao.arbitr.ru,
а также непосредственно на интернет-ресурсе kad.arbitr.ru.